Бронепоезда ДоброАрмии

Бронепоезда ДоброАрмии

Первые белые бронепоезда создавались из захваченных у красных бронеплощадок. Так, во 2-м Кубанском походе при взятии узловой станции Тихорецкая 1 июля (по старому стилю) 1918 года войска Добровольческой армии взяли у красных несколько бронеплощадок, из которых сформированы три первых бронепоезда Добровольческой армии — 1-й бронированный поезд (впоследствии лёгкий бронепоезд «Генерал Алексеев»), лёгкий бронепоезд «Вперёд за Родину» и Батарея дальнего боя (впоследствии тяжёлый бронепоезд «Единая Россия»).

1-й бронированный поезд состоял из артиллерийской площадки с 3-дюймовым (76,2-мм) орудием образца 1900 года на полевом станке и одного пулемётного вагона. «Вперёд за Родину» имел артиллерийский вагон с 75-мм морским орудием и пулемётный вагон, а батарея дальнего боя была сформирована из четырёх площадок с морскими пушками: двумя 102-мм, одним 47-мм и одним 120-мм орудием Кане и тремя пулемётами.

27 июля 1918 года белые сформировали лёгкий бронепоезд № 2 (впоследствии лёгкий бронепоезд «Генерал Корнилов»), а 7 августа из бронеплощадок, оставленных красными на левом берегу Кубани, сформировали ещё один бронепоезд (впоследствии лёгкий бронепоезд «Офицер»). Последний был сформирован из открытой платформы с 3-дюймовым (76,2-мм) орудием образца 1900 года на полевом станке и двух пулемётных вагонов.

11 августа 1918 года в Екатеринодаре (ныне Краснодар) сформировали бронепоезд под названием «Морская батарея № 2»(неформально назывался “Адмирал Непенин” – после его гибели личный состав продолжил службу на созданном лёгком бронепоезде «Дмитрий Донской». Для боевой части использовали захваченные у красных три платформы «Фокс-Арбель», на которые установили четыре 75-мм и одно 47-мм морские орудия.

Таким образом, к 1 сентября 1918 года в Добровольческой армии было уже 6 бронепоездов, которые входили в армейскую группу артиллерии и подчинялись инспектору артиллерии армии. Но так как долго не было руководящих документов, регулирующих формирование, вооружение и снабжение бронепоездов, этот процесс был хаотичным. Так как в это время белые не строили своих бронепоездов, то формирование происходило только после захвата соответствующей техники у красных.

Личный состав первых (и многих последующих) бронепоездов в основном состоял из офицеров-артиллеристов, которые имели боевой опыт Первой мировой войны. Существовали и «морские» экипажи из моряков, степень подготовки которых к боевой службе на бронепоездах гораздо выше, чем у сухопутных команд. Это связано с тем, что на бронепоездах (особенно тяжёлых) стояли морские орудия, кроме того, моряки более привычны к пребыванию в замкнутом пространстве. В целом боевая подготовка экипажей белых бронепоездов была выше, чем у красных. Это объяснялось тем, что на белых бронепоездах служило большое количество офицеров и кадровых военных, хорошо подготовленных и часто имевших богатый боевой опыт. Сравниться с белыми экипажами могли только команды бронепоездов красных, укомплектованные моряками. Но по техническому совершенству и качеству материальной части бронепоезда белых уступали красным.

Материальная часть белых бронепоездов была пёстрой, а бронеплощадки чаще примитивной конструкции — как правило, они переделывались из угольных полувагонов «Фокс-Арбель». Обычно бронепоезда состояли из одной-двух артиллерийских и пулемётной бронеплощадок и бронепаровоза. На артиллерийских 1—2 орудия (3-дюймовые (76,2-мм) орудия образца 1900 или 1902 года на полевых станках, 37- и 47-мм Гочкиса, 75- и 102-мм морские и 120- и 152-мм системы Кане), часто имеющие небольшие углы обстрела. Пулемётный вагон имел 2—8 пулемётов разных систем — Максима, Виккерса, Кольта или Льюиса. Такое пёстрое вооружение создавало трудности в обслуживании, кроме того, ощущался недостаток боеприпасов к морским артсистемам.

Осенью 1918 года, с увеличением территории, контролируемой белыми войсками, в их ведение попало довольно значительное количество промышленных предприятий. Для белого командования это толчок для начала постройки бронепоездов собственных конструкций. Наибольший объём работ был выполнен на заводах «Кубаноль» в Екатеринодаре, «Провиданс» в Мариуполе, «Судосталь» в Новороссийске, «Гретер и К°» в Киеве, РОПИТа («Русское Общество пароходства и торговли») и «Механического Гарриса» в Одессе, Южно-Русского Металлического общества в Екатеринославе и в мастерских Одесского, Севастопольского и Новороссийского портов.